Был ли Энгельс отцом сына экономки Маркса?

Он любил посещать семью друга на Рождество с подарками. Его всегда здесь ждали с огромным нетерпением: дети – потому что дядя «Ангельс» привозил игрушки и сладости, Карл – потому что Фридрих был его единомышленником, Женни – потому что он являлся другом мужа и спасителем в трудную минуту, Ленхен – потому что она обожала этого симпатичного и умного мужчину…

Некоторые эпизоды своей жизни известные люди сознательно скрывают – особенно те, что могут нанести вред привлекательности образа. Проходит время, и то, что было когда-то скрыто от любопытных глаз, становится предметом изучения, и пытаются историки путём кропотливого анализа найти доказательства выдвигаемых гипотез или скрытых эпизодов в известных биографиях.

Один эпизод из жизни вождей пролетариата Карла Маркса и Фридриха Энгельса, когда-то ими тщательно скрываемый, заинтриговал историков и биографов. В 1851 г. у Елены Демут, домоправительницы или, проще говоря, экономки семьи Маркс родился мальчик, и она назвала его Фридрихом. Из Манчестера прибыл Энгельс, признал отцовство, после чего ребёнка отдали в семью неких Льюисов на воспитание. Но некоторые дотошные историки не поверили этому признанию, и на свет появилась версия о внебрачном сыне Карла Маркса…

Внебрачный сын бросил тень на образы вождей пролетариата, в которых, как казалось историкам, самым удивительным образом переплелись и ложь и правда…
Вроде не было ничего странного в такой версии: экономка забеременела от хозяина, и появился на свет внебрачный сын – обычный результат интрижки между служанкой и главой семейства. И довольно странное благородство друга можно понять – спасал репутацию женатого человека и его отношения с высокородной супругой, щепетильной в вопросах чести и поведения.

Однако версия о «внебрачном сыне» Карла Маркса кажется настолько неестественной и надуманной, что так и хочется вернуться в то время, когда вожди пролетариата, пройдя через испытания революции 1848 г., оставшись целыми и невредимыми, осели в туманном Лондоне, а Энгельс, забыв о своей гражданской жене Мэри Бёрнс, до осени 1850 г. занимался делами Союза коммунистов, издавая с другом Карлом журнал «Обозрение Новой Рейнской газеты».

Революция 1848 г. захватила Энгельса в Лондоне. Вместе с Карлом, Женни, их детьми и Еленой Демут он отправился в Германию, где принял участие в выпуске «Новой Рейнской газеты». В мае 1849 г. газета была закрыта. Выиграв судебный процесс, Маркс уехал в Париж, однако вскоре ему пришлось эмигрировать в Англию.

Фридрих же участвовал в боях против контрреволюции, вместе с отрядом Виллиха перешёл швейцарскую границу, скрылся в Италии, а оттуда морем тоже переправился в Англию. И, наконец, в середине ноября 1849 г. основоположники научного социализма встретились в Лондоне…

Они организовали Комитет помощи политическим эмигрантам и обратились с воззванием: «Мы просим вас, друзья и братья сделать всё, что в ваших силах, если вы хотите, чтобы повергнутая в прах и закованная в цепи свобода снова воспрянула…», но эмигрантский мир раскололся на враждебные группы.
В сентябре 1849 г. Маркс и Энгельс воссоздали Центральный комитет Союза коммунистов и к началу 1850 г. разослали своё сообщение о выходе в Лондоне журнала «Новая Рейнская газета. Политико-экономическое обозрение».

Они остались без средств к существованию, и однажды семья Маркса, как неплательщики, оказалась на улице, а Фридрих, между тем, находился в Лондоне. В это суровое время Женни напишет в письме Вейдемейеру во Франкфурт-на-Майне: «Не думайте, что эти страдания меня сломили. Я слишком хорошо знаю, что мы далеко не одиноки в своей борьбе и что ко мне судьба ещё милостива, – я принадлежу к немногим счастливцам, потому что рядом со мной мой дорогой муж, опора моей жизни…». Они тогда ещё очень любили друг друга…

Семья Маркса найдёт относительно недорогую квартирку из двух маленьких комнат на Дин-стрит, 28, в пятнадцати минутах ходьбы от площади Пиккадилли, возле Сохо-сквера, где когда-то в позднее средневековье хоронили умерших от чумы.
Энгельс надолго задержался в Лондоне, не спешил к своей гражданской жене Мэри Бёрнс, не звал её ни в Лондон, ни в Манчестер (она в это время находилась в Ирландии), детей у них не было. Только осенью 1850 г. Фридрих уезжает из Лондона. Это случилось вскоре после дуэли между членами Союза коммунистов Августом Виллихом и Конрадом Шраммом.

Среди членов Центрального комитета Союза произошёл раскол: одни призывали готовить немедленно вооружённое восстание, другие во главе с Марксом и Энгельсом призывали к длительному ожиданию. В немецких газетах появились обвинения в адрес Фридриха, что Комитет помощи эмигрантам сам проедает деньги. Перепалка между Виллихом, обвинявшим Маркса в трусости, и Шраммом привела к дуэли, и она состоялась. Никого не убили, но Центральный комитет перевели в Кёльн.

Отъезд Энгельса объясняли его обидой на незаслуженные обвинения. Однако сами основоположники надеялись, что Манчестер станет трамплином для улучшения их благосостояния. И ещё все четверо – Фридрих, Карл, Женни и сама Ленхен знали, что через полгода у милой, обходительной домоправительницы появится на свет ребёночек.

Всё было обговорено: в семье у Маркса новорожденный остаться не мог – это бросило бы тень прежде всего на главу семейства и сильно повредило бы его репутации, взять в Манчестер его тоже нельзя было – реакция отца и Мэри Бёрнс на ребёнка Фридриха могла быть непредсказуемой – бунтарством занимается, да ещё и детей от служанок берёт на воспитание…

И они подыскивают небогатую семью, которая взяла бы за небольшие деньги на воспитание будущего ребёнка Елены Демут…

В это сумбурное время первая детская смерть ворвалась неожиданно в дом Маркса – 19 ноября 1850 г. паралич убил их малыша Генриха. Безутешна Женни – она так старалась выходить младшего сына: даже кормила его самостоятельно.
В декабре 1850 г. Женни Маркс написала Энгельсу в Манчестер: «Ваше дружеское участие ….принесло мне большое облегчение… Вчера вечером мы были на первой лекции по истории папства… На Рождество, я надеюсь, мы Вас увидим».

Они отмечали и Рождество, и Новый год – 1 января был день рождения их домоправительницы («Божка домоводства»), верного друга семьи, Ленхен. 1 января 1851 г. ей исполнилось двадцать восемь лет, и она была не только очень симпатичная, но и умная женщина – знала, что на служанках женятся в очень редких случаях, да и как было оставить Женни с детьми?

Они познакомились с Энгельсом ещё в Бельгии и прониклись друг к другу глубокой симпатией. И это неудивительно – Фридрих нравился молодым женщинам, а Ленхен привлекала мужские взгляды своей природной одарённостью: миловидностью, остроумием и весёлостью. Недаром так тянуло в семью Маркса великого немецкого поэта Генриха Гейне, когда жили они в Париже. Гейне даже в жёны себе выберет похожую на Елену Демут девушку, далёкую от понимания его поэзии, но зато прекрасную хозяйку и отличную сиделку…

Весной 1851 г. «божок домоводства» Елена Демут, верный друг семьи, служанка, не получавшая за свой труд никакого вознаграждения, родила сына и назвала его Фридрихом…

Отнимем девять месяцев беременности, и станет ясно, что забеременела Ленхен летом 1850 г., именно тогда, когда в Лондоне находился Фридрих Энгельс. О её беременности он должен был узнать до своего отъезда в Манчестер. А может, он и уехал именно поэтому? Предстоящие роды и устройство ребёнка требовали значительных расходов. Навязать же ребёнка своей гражданской жене Мэри он, видимо, не мог, а возможно даже старался скрыть от неё своё отцовство. К тому же не было в этот момент определённости в его отношениях и с отцом…

Он признал своё отцовство, устроил ребёнка в семью супругов Льюисов и уехал в Манчестер для встречи с отцом. Всё прекрасно устроилось, да и для мануфактурного бизнеса – 1851 г. был удачным, и рождественский «Ангел», как себя называет Энгельс, приезжает к Марксам отметить Рождество и день рождения любимой женщины…

Итак, Елена Демут забеременела в 1850 г. во время долгого пребывания в Лондоне Энгельса. Утверждения, что Карл Маркс лишил её невинности в своём доме в это время, выглядят по крайней мере странными. Вся квартирка «святого семейства» на улице Дин Стрит, 28 состояла из двух комнат, вернее, даже из одной и примыкавшей к ней каморке безо всяких удобств. Женни была рядом, опекая сына Генриха (Фоксика) и других троих детей.

Надо было совершенно потерять голову «кобелю», как назвала основоположника одна из претенденток на родство с ним, чтобы в этих условиях лишить силой «божка домоводства» невинности. Да и могла ли не сопротивляться этой низменной похоти доктора философии сама Ленхен, служившая у высокородной дамы и ставшая ей подругой? Но самое главное возражение – супруги Маркс в то время любили друг друга и обожали своих детей…
Нет, рядом с ними кружила безумием голову другая любовь, и тогда, весной 1851 г., появился на свет их маленький Фредди…

Фридрих Энгельс с Еленой Демут сохранят своё сокровенное чувство, и через много лет судьба соединит их жизни в одном доме на «семь счастливых лет» – семь счастливых праздников.

автор, источник: Татьяна Морозова, интернет-журнал "ШколаЖизни.ру" Shkolazhizni.ru