Как выцветают любимые фильмы, или Реабилитация Ипполита

Вот и прошел Новый год, а вместе с ним - покупка елочки, вручение подарков, салат оливье, салюты-петарды, визги над шампанским «ой, оно выстрелит» и... конечно просмотр «Иронии судьбы». Все это неизменно (и тем именно приятно), и пребудет неизменным вечно, кроме... кроме фильма.

Как такое возможно, спросите вы. Фильм как был записан в 1975 году, так и остается любимым новогодним фильмом, наряду с древней «Карнавальной ночью», сумбурными «Чародеями» и сказкой «Двенадцать месяцев». Как он может измениться?

А вот и может.
Раньше - когда «Ирония…» только вышла (а есть тут трилобиты, не будем тыкать пальцем, которые помнят, как она вышла в первый раз) - все было понятно. Милый непрактичный Женя, трепетная лань Надя, вальяжный, но нудный Ипполит и хищная Галечка. Интеллигентная «мировая мама». Все было на своем месте: ревнивый немолодой Ипполит, богатый, добротный и правильный - но несимпатичный, потому что слишком правильный. Порывистая Надя ему не пара, или он ей не пара, потому что у нее - душа, но она цепляется за него как за последний шанс. Хищная Галечка тоже не пара милому раздолбаю Жене, хотя ее хищность набросана всего несколькими штрихами (а мама уйдет - говорит она уверенно, - а Катаняны обойдутся). Но Женя уже пойман: «От тебя не убежишь», - говорит он ей в самую лирическую минуту (ни фига ж себе, комплиментик, да?).

Вот так мы и привыкли, воспитанные в традициях соцреализма. А в литературе и кинематографе соцреализма было железное правило: если персонаж «правильный», если он добротно одет, не дай бог при галстуке, не опаздывает, да еще и приезжает на своей машине - что-то с ним непременно не так. Он непременно окажется эгоистом, себялюбцем, карьеристом, а то и предателем (ужас, ужас) родины. Хуже всего, если предполагаемый нехороший человек умеет себя вести, носит шляпу и даже (верх падения) галстук. Истинно положительный герой должен быть непременно рассеян, несобран, несдержан, одет кое-как (потому что по случаю огромного духовного багажа ему некогда думать о такой ерунде). Он может быть даже хамоват - это называется «естественность». То же и даже ярче - относится к персонажам женского полу: если девушка думает о карьере, о внешности, об устройстве квартиры и знает, где что почем - ждите подвоха. Настоящая духовно богатая девушка об этом не думает, она конспектирует классиков (можно Ахмадулину).

Вот это как раз тот случай. Зрители 70-х и даже 80-х, воспитанные на метаязыке предыдущих десятилетий, сразу понимали, что хорошо одетый Ипполит с бархатным голосом и преувеличенно светскими манерами - обязательно окажется чем-то нехорош. У него даже и имя - Ипполит - ненавязчиво тащит за собой ассоциацию с «предводителем дворянства» и чем-то таким классово чуждым. И когда он действительно срывается, увидев у невесты в квартире мужичка без брюк, мы радостно кивали головами: ну вот, видите? Вот он и раскрылся, вот вам и коверкотовое пальто, шляпа с полями и «жигули» - оно себя и оказывает! Бедная Надя, чуть было не угодила в ловушку, - вздыхали зрители, - хорошо, что ей все-таки попался такой хороший, такой правильный романтик Женя, в свитерочке и мятых брюках, с гитаркой, такой обаятельный. Все хорошо, они нашли друг друга и теперь поженятся и так и будут петь под гитарку всю оставшуюся часть жизни. На радость мировой маме. Ну разве не чудно?

И что же?
Вот так вот живешь, живешь, ходишь на работу, и вдруг бац - вторая смена! - как говорил раздолбай тоже из всенародно любимого шедевра соцреализма - фильма «Большая перемена». В смысле - подросла смена, взошла молодая поросль, которая сформировалась уже без благотворного влияния соцреализма, и совершенно без никакого «классового чутья». И оказалось, что среди молодых людей вовсе даже не Женя Лукашин считается «положительным героем» в своих мятых штанах и пиджачке за десятку «из Мосторга», а совсем даже Ипполит Георгиевич. Вместе с габардиновым пальто и дорогими духами для Нади (подозреваю, что и сам он не «Шипром» пользуется). А обаятельный Женя (Мягков, конечно, гений обаяния, куда деваться) - оказывается, просто лузер!

Вот-те нате, приехали. Как же так? Куда девался пафос благородной непрактичности? Отменили! Уже можно думать о земном, ходить в дорогом пальто и не быть при этом негодяем? И тут-то оказалось, что больше никакой вины вменить Ипполиту не удается.
Ну как же! - воскликнут пожилые любительницы Духовности. - Он же так некрасиво раскричался, он подозревал Надю черт знает в чем! Да, надо признать, что лицо он слегка потерял.

А вы вспомните, как оно было. Он приходит, улыбается в лифте, в расчете на романтический вечер, предложение руки и сердца и может быть даже и романтическую ночь (а до того он, кстати, с Надей не спал, помните, как она отгоняет его, когда переодевается). А застает в квартирке - неодетого мужика. Наедине с Наденькой.
А Наденька, между прочим, ведет себя, прямо скажем, ненатурально. Вот прикиньте, дорогие читательницы, вы приходите домой, а там - незнакомец, да еще и пьяный, а вы - слабая женщина. Не знаю, как кто, а я просто выскочила бы из квартиры и закрыла его снаружи (как и сделала позже надина мама), а когда появился бы Ипполит, первым делом кинулась бы к нему со словами: караул, там какой-то тип! Ипполит расправил бы плечи, без лишних разговоров выкинул бы Женечку с лестницы (вместе с ценным веником), и все пошло бы своим чередом. А Надя сначала разводит Ипполиту турусы на колесах, а потом трижды повторяет: «там мужчина», «я захожу, а там мужчина».

Надя, между прочим, не продавщица (мужчина, скажите, чтоб за вами не занимали!) а учительница литературы. У нее должна быть лексика побогаче! Почему она упорно называет пришельца «мужчиной»? Других слов, что ли, нету? Логично было бы аттестовать его как бандита, грабителя, пьяницу, просто «какого-то хулигана», наконец. Ипполит этого, может быть, осознанно и не понимает, но при повторе «мужчина, у моей невесты в постели мужчина» у него сносит крышу. Потому что он совсем не так уверен в себе. И в Наде. В пылу скандала у него вырывается его настоящее мнение о ней: безалаберная. «Ко мне он вряд ли попал бы!» - говорит он, и это правда: ключ бы не подошел. Потому что ни Женя, ни Надя просто-напросто не поменяли замки, установленные в квартире строителями, вот ключ и подошел. А Ипполит поменял бы. Да и гарнитурчик мебельный у него наверняка покруче. Даже пьяненький Женя заметил бы разницу и протрезвел бы.

Так что единственный аргумент против Ипполита - его неполитесное поведение - вполне объясняется. В остальном он - совершенно нормальный приличный человек, а в конце фильма, когда он уходит мокрый, его вообще жалко до слез. И - в конце концов - все его предположения, за которые мы на него так сердимся, о неверности Нади, они ж таки и оказываются правдой! Он просто опередил события - «проинтуичил». Он оказался умнее их всех, и раньше всех все понял.

В общем, Ипполит - достойный продолжатель славной плеяды обманутых и ЗА ЭТО оболганных мужчин, как-то: Каренин и Сомс Форсайт. У них вообще много общего: успешность, солидность, неумение и нежелание демонстрации чувств напоказ. И это понимает поколение зрителей, возросшее без штампов типа «раз в костюме, значит гад».
И еще оно (поколение) понимает, что песни под гитарку - это очень здорово, но надо же как-то и жить. А Надя и Женя ничего не умеют: Женя работает на две ставки в районной поликлинике, Надя училка, значит - денег нет и не будет. Отдельного жилья - тоже, придется жить с мамой в двух комнатках на 36 аршинах. Готовить она ненавидит, одевается кошмарно. Личная жизнь не устроена: хватается за Ипполита, который ей вообще не нравится и нравиться не может. Да еще неизвестно, какая она учительница – про мужчину уже сказано, а еще она, между прочим, говорит «я забыла ОДЕТЬ праздничное платье», а для питерской учительницы русского языка не знать правило «одеть Надежду – НАДЕТЬ одежду» это просто недопустимо.
Женя тоже раздолбай, до 35 лет живет с мамочкой на положении сыночка, и никогда никуда он от «мировой мамы» не денется. А еще у него есть развеселая компашка, с которой так весело ходить в баню. Какой из него муж и опора семьи? Так, под гитарку попеть. Так что их будущее скорее сомнительно.

Было слышно уже про несколько продолжений «Иронии...» - в первом варианте Женя и Надя расходились, а Галечка выхаживала простуженного Ипполита и у них возникала крепкая семья (вот в это я верю!), а теперь вот пишут про второй вариант, который якобы уже снимается - там Женя и Надя вообще не женятся, а Ипполит и Галечка опять-таки да (тут все согласны). И вроде бы сын Жени опять-таки по недоразумению попадает в Питер в квартирку к дочери Нади. Наследственность.

Но все эти продолжения - по-моему, вообще полная ерунда, и говорить-то не стоит, не то чтоб смотреть... решительно не стоит, право - отдельно прошу в комментариях продолжений фильма не обсуждать. Я ведь не об этом. Я о том, что надо освобождаться от штампов, в том числе и кинематографических.
И о том, что хорошо, когда молодежь вырастает без таких вот убогих установок и судит обо всем реалистично и трезво. Вот в этой мысли и заключается основная идея заметочки.

А вообще - приятного ностальгичного просмотра. Хотя фильм изрядно «выцвел» за 30 лет, но все равно ведь смотрим, и смотреть будем. Привычка-с…

автор, источник: К. Ю. Старохамская, интернет-журнал "ШколаЖизни.ру" Shkolazhizni.ru