Каким мы видим японца?

О психологических особенностях японского человека написаны сотни томов, защищены десятки диссертаций. Ярким примером типичного японского характера является главная героиня книги Кобо Абэ «Женщина в песках». Но если начать перечислять характерные черты японцев, то их наберется не так уж и много. Что, кстати, является доказательством целостности образа японского человека. Одним словом – самурай.

Человек в японском обществе традиционно рассматривается не сам по себе, как независимая и самодостаточная личность, но в связи с принадлежностью к группе. Не случайно исторически при написании имени первой указывалась фамилия, и лишь потом собственное имя. А в современном обществе вообще используется преимущественно только фамилия – как знак социальной принадлежности и маркированности.

Японец способен легко приспособиться к любой ситуации. Японский язык потому не содержит абсолютного личного местоимения «я», пригодного для всех случаев жизни, как, например, в русском языке. Индивид в структуре японского общества подвижен. Сегодня он хозяин ресторана – старается угодить своим гостям, поэтому очень строг с персоналом. Завтра – разделывальщик рыбы, старается угодить хозяину, поэтому очень строг к себе. Кстати, японец всегда подчиняется старшему: в семье – отцу, в стране – императору.

Для японца характерен коллективный тип поведения, когда каждый человек определяет себя лишь как часть группы. Определяющим является чувство долга как необходимость соответствовать определенному социальному стандарту. Поэтому в совершенствовании личности упор делается не на ее развитие, а на соответствие определенной социальной роли.
Кому-то может показаться, что здесь кроется противоречие в характере японского человека: с одной стороны – японец четко знает свою роль, подчиняется строгой ранговости, с другой – стремится быть «как все». Но это несоответствие существует только в сознании неяпонцев. Японец же знает свое место и хочет идеально для него подходить, то есть быть таким же, как те, кто тоже находится на этом месте.

Такой внеличностный подход, однако, не означает потерю самоидентификации. Психологически отдельный индивид является ничем вне социума в этой японской системе ценностей. Но, отождествляя себя с группой, именно в ней он видит свою сущность. Можно сказать, что личности в европейском ее понимании в Японии нет, однако конкретное «я», стремясь быть частью социума, достигало в нем истинной свободы: «когда в одном соединяются многие, то каждый становится центром вселенной» (Ueda Yo).

Поговорка «Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня» – истинно японское изобретение. Японцы живут на островах, которые постоянно заливают цунами. Поэтому завтра может просто не наступить. Японец не просто живет одним днем, он живет этот день так, как будто он у него самый последний в его жизни: успеть как можно больше, не делать зла, не давать волю лености и слабостям.

Да, скажете вы, до чего ж странный народ, эти японцы – чего-то терпят всю жизнь: сын от отца, работник от работодателя, жена от мужа, все вместе – от государства. Но давайте не будем забывать, что именно такая структура привела Японию к стремительному динамическому развитию.

автор, источник: Екатерина Иванова, интернет-журнал "ШколаЖизни.ру" Shkolazhizni.ru